Посильнее фантазий Борхеса: праймериз повергли Аргентину в шок

Посильнее фантазий Борхеса: праймериз повергли Аргентину в шок
Сегодня ключевая республика Латинской Америки и страна-членов "большой двадцатки" Аргентина, проснулась в состоянии политического шока. Сенсационными оказали...
Сегодня ключевая республика Латинской Америки и страна-членов «большой двадцатки» Аргентина, проснулась в состоянии политического шока. Сенсационными оказались результаты обязательных праймериз в ключевой республике. По закону они проводятся, чтобы определить, какие партии и кандидаты набирают более 1,5% голосов и могут быть включены в бюллетени на октябрьских выборах президента и парламента.

Это будет посильнее фантазий Борхеса. Этот, как его называют, «анархокапиталист» лохматый Хавьер Милей с бакенбардами под отцов-основателей Республики опроверг все опросы и взял не большинство голосов, но больше всех – более 30%. Среди его идей – роспуск Центробанка, отказ от собственного аргентинского песо, переход на доллар, свободное ношение оружия, переориентация на США и Израиль. Осторожен он разве что в вопросе о собственном переходе в иудаизм, ведь тогда надо соблюдать шаббат, а президент должен быть готов работать и по субботам.

«Мы покончим с вороватыми и бессмысленными паразитами из политической касты, которая топит эту страну!» – заявил Хавьер Милей, кандидат в президенты от движения «Свобода наступает».

В Аргентине многие в шоке. Как-то мы уже заглядывали в Буэнос-Айресе в «Жокей-клуб» – место сбора давно уже не олигархов, но крупнейших бизнесменов и их библиотека. По разложенным здесь книгам понятно, что левых здесь не любят. Но почему из правых предпочитают Милея?

Естественно, политические дела в Аргентине решаются не только в тиши библиотек. Посмотрим, что здесь на улицах.

Накануне на участке для голосования возникли проблемы у кандидата в президенты Патрисии Булрич: из-за неполадки машинки она смогла проголосовать только с седьмого раза. Когда-то, пусть и опосредованно, но связанная с левыми боевиками «Монтонерос», сейчас она – главный кандидат от привычных системных правых, при которых произошла главная неполадка: просто немыслимых размеров достиг долг перед МВФ. Итог? Лишь второе место – 28 с хвостиком процентов. Реакцию на победу Милея она оформила в эдаких отечески-материнских тонах: «Я хочу поздравить Хавьера Милея с замечательным голосованием. Он внес свой вклад в дебаты, он, как и мы, заявляет, что государство не должно быть пещерой для правительственных молодчиков».

Правящие перонисты действительно здорово просели – всего-то 27 с небольшим процентов. Правда, их ведущий кандидат Серхио Масса на то и является действующим министром экономики, что аргентинскими цифрами жонглирует. Он про Милея – так: «Это не потому, что он внес в оппозицию какую-то новую жизнь, но он разбил политическую жизнь на три части».

Это действительно дает правящим перонистам (если во второй тур выйдут они и Милей) шанс мобилизовать тех, кто против Милея и слева (понятно, почему), и справа (из тех, кто, например, хочет удержать свою национальную валюту). Какие еще расклады? Если и на октябрьских выборах люди проголосуют так, как на вчерашних праймериз, у Милея будет лишь около трети мест в парламенте. Для проведения в жизнь задуманных им реформ (если он все же станет президентом) этого маловато. К тому же у него мало кандидатов на занятие должностей, которые в Аргентине оформляются указами президента. Это делает его президентство если и не невероятным, то слабым. В то же время трети депутатского корпуса, конечно, достаточно, чтобы, в свою очередь, торпедировать политику потенциального президента из партий «касты». А это, конечно, она довела Аргентину до той ручки, что Милей со своими получает такое-то количество голосов. То есть сегодня точно конец старой Аргентины. Хотя…

Вообще говоря, «демократия – это злоупотребление статистикой». Мысль, наверное, спорная, но как бы то ни было, высказана она аргентинским писателем Борхесом именно здесь, в Аргентине.

22:09
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.